Судейство соревнований по артистическому фехтованию: проблемы и пути решения.

УДК 796.86

ГРНТИ 77.29.59

СУДЕЙСТВО СОРЕВНОВАНИЙ ПО АРТИСТИЧЕСКОМУ ФЕХТОВАНИЮ: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ РЕШЕНИЯ.

Дрянных Сергей Михайлович

Красноярское краевое региональное отделение Федерации артистического фехтования студия артистического фехтования «Грифон», Красноярск, Россия

В данной работе анализируется развитие системы организации и судейства официальных мероприятий Федерации Арт-фехтования в сравнении с региональным опытом по организации крупного межрегионального фестиваля на сходном временном интервале. Выявляются ключевые проблемы и предлагаются пути для их решения.

Ключевые слова: фехтование, артистическое фехтование, арт-фехтование, Федерация Арт-фехтования, ФАФ, соревнования, судейство, спорт

1.    Обзор современных принципов судейства официальных мероприятий ФАФ

Содержание соревнований по артистическому фехтованию изначально не предполагает какого-либо объективного критерия оценки успешности выступлений. Это субъективный вид спорта и предъявить какие-либо общие требования к коллективам, занимающимся очень различными разделами фехтования крайне сложно.

Федерация Арт-фехтования строила свои правила исходя из тех требований и примеров, которые существовали на момент её становления в европейском сценическом фехтовании, с расчётом на то, что подготовленные по таким правилам выступления будут конкурентоспособны на международной арене.

Исходя из этого, с самого начала существовали довольно серьёзные ограничения именно организационного характера, не позволяющие выстроить логику оценки приемлемым образом. Наиболее яркое из них – объединение в одной номинации «Упражнение-Соло» выступлений со всеми видами оружия. Очевидно, что сольные выступления со шпагой и с мечом – очень разные, и судить их по единым требованиям не совсем уместно. Однако, на мировых чемпионатах эта дисциплина едина, следовательно и на уровне России разделить эту номинацию пока невозможно.

В рамках предложенной Европой схемы была сделана возможная модификация, для того, чтобы подчеркнуть специфику артистического фехтования и доминанту технического аспекта над артистическим. Эта работа была необходима для включения артистического фехтования, как спортивной дисциплины, в Единую всероссийскую спортивную классификацию по фехтованию [1].

Текущие правила [2,3,4] вводят потолок оценки, которую может получить выступление, в 30 баллов. Этот потолок актуален и для соревнований международного уровня. Но, в отличие от зарубежных мероприятий, где эти 30 баллов делятся в равной пропорции между техническим, артистическим и выразительным (т.н. «вау-эффект») аспектами, в России всё более конкретно.

Не очень ясное понятие «вау-эффекта» вообще убрано из правил, так как оно, по сути, входит в артистический компонент оценки. И деление произведено в следующей пропорции – 18 баллов максимум можно получить за технический аспект и 12 – за артистический.

Естественно, что за время существования данной спортивной дисциплины в России, практика оценки номеров и критерии выставления баллов менялись, корректировались и уточнялись.

Для понимания того, как шло развитие представлений о содержании соревнований, можно проследить изменения в основном документе Федерации – правилах проведения соревнований по артистическому фехтованию в трёх последовательных редакциях, от 2009, 2011 и 2014 годов.

С подробным списком изменений от редакции к редакции можно ознакомиться в интернете [5], здесь же вкратце будут изложены основные тенденции, проявляемые данными правками.

Первая систематизация опыта проведения соревнований федерацией отражена в правилах редакции 2011 года [3]. Основной вектор изменений – введение понятия «безопасность» в описание требований к выступлениям, в содержание выступлений и их оценку.

Менее значимые правки затрагивают корректировки распределения баллов по критериям и различные уточнения и раскрытия понятий.

Помимо введения понятия «безопасность» иных существенных правок правила не претерпели.

Отдельно стоит отметить попытку как-то показать в оценке дисциплины «Упражнение «Соло»» отсутствие возможности оценить слаженность взаимодействия фехтовальщиков (в силу наличия только одного участника) перераспределением баллов по категориям.

Такой же подход применён для попытки подчеркнуть сложность исполнения фехтования в номинации «Античность». Перераспределением баллов по критериям постарались подчеркнуть ценность навыков управления тяжёлым оружием и снаряжением.

Впрочем, такие изменения спорные. Если бы выступления соревновались в едином оценочном поле, и возникла необходимость дополнительно отметить баллами сложность быстрой и точной работы тяжёлым мечом по отношению к лёгкой шпаге, такой шаг имел бы определённый смысл. Но когда данные изменения применены к выступлениям одной номинации, т.е. изначально стоящими в равных условиях, этот шаг видится только усложнением работы судейской бригады. Впрочем, подробная оценка правил даётся моими коллегами в иных докладах этой конференции.

Ещё через несколько лет была проведена очередная серьёзная редакция правил соревнований – вариант от 2014 года [4].

В этой редакции сложно выделить некий основной вектор внесения изменений. Правок много, и большинство из них весьма существенны.

В первую очередь стоит отметить очень значительную конкретизацию содержания соревнований – в этих правилах явно и жёстко определено, что же является фехтовальной практикой, а так же явным образом, через негативные примеры с обобщениями показано, что таковой не является.

Вообще, это самая принципиальная и ключевая правка за всё время проведения соревнований. Она значительно снизила неопределённость при выборе сюжетов и техники исполнения фехтования для соревновательных номеров. И, конечно, ввела довольно жёсткие ограничения на доступную область фехтования, в первую очередь для категории «Античность».

Вторая по значимости правка – уточнение и пояснение принципов отсчёта хронометража выступления согласно введённым определениям «фехтовальной практики».

Таким образом, редакцией 2014 года закрыты многие спорные и неясные моменты в этом вопросе.

Важным является уточнение роли статистов в номерах. Помимо того, что им дали больше свободы в постановке, также были определены условия отнесения участника номера либо к исполнителю, либо к статисту.

Кроме того, появился параграф терминов с определениями основных понятий, используемых в правилах.

Редакция 2014 года несомненно эволюционная и отражает накопленный опыт по организации и проведению соревнований по артистическому фехтованию, однако объём уточнений и конкретизаций очень велик, а сами правки по разным направлениям весьма последовательны и соответствуют имеющимся тенденциям в развитии артистического фехтования.

Однако, пункты правил, касающиеся непосредственно оценки выступлений практически не претерпели изменений за все правки. Формулировки, касающиеся определений категорий оценок как технической, так и артистической составляющей выступлений так и остались почти неизменными с 2009 года.

Означает ли это то, что принципы и критерии оценки за всё время проведения соревнований признаны удовлетворительными. Формально – да. Подразумевается, что данные в правилах определения достаточно ясно (с учётом контекста и существующей практики) описывают, чем является оценка «Школы», «Мастерства», «Выразительности» и прочих составляющих итогового балла.

Официально доступны также рекомендации судьям по оценке техники и артистизма в редакции 2010 года на сайте федерации [6, 7, 8]. В них несколько более подробно раскрыты моменты, на которые судья должен обращать внимание при анализе номера. Совокупно с правилами данные документы создают некое оценочное поле, которым должны руководствоваться тренера и постановщики при подготовке номеров.

Следует сказать, что в 2014 году появились расширенные рекомендации судьям по оценке номеров, однако этого материала нет на сайте, о них не сообщалось в официальных документах и постановлениях Федерации, они не фигурировали как предмет для утверждения в собраниях Федерации и рядовые члены Федерации лишены возможности использовать их для уточнения и проверки содержания своих выступлений.

Кроме того, новые рекомендации не были предметом дискуссии, их определения и указания не обсуждались заинтересованными коллективами даже на уровне представителей Федерации в регионах, следовательно, де юре их статус – внутриклубный нормативный документ. Тем не менее, они, скорее всего, используются для подготовки судей к Чемпионатам России.

Таким образом, формально получается, что основной опыт, который получала Федерация от проведения официальных мероприятий (согласно правкам правил и наличию сопутствующих документов) – организационно-технический.

Тем не менее, де-факто несомненно, что анализ и систематизация судейского опыта проводилась, и наверняка, довольно серьёзная. Взять хотя бы ежегодные отчёты Главного судьи Чемпионата России по результатам проведения мероприятия [9-13].

Однако, информация по существенным моментам (за исключением вышеозначенных выводов) систематизации судейского опыта от руководства Федерации (как организационной, так и содержательной) недоступна рядовому составу Федерации вплоть до уровня региональных представителей.

2.    Анализ практики судейства официальных мероприятий ФАФ

Что же видит рядовой участник официального мероприятия ФАФ, сталкиваясь с судейством своих и чужих выступлений?

В первую очередь стоит отметить, что частое употребление в правилах конструкции «с одной стороны это …, с другой стороны это …» невольно вызывает вопрос «так что же всё таки оценивает этот критерий?». В результате, многое оставлено на интуитивное понимание тренера и выступающего, и часто это понимание не совпадает с пониманием судьи.

Отсюда, согласование восприятия происходит методом проб и ошибок через участие в соревнованиях и анализ полученных оценок по сравнению с оценками других номеров или собственными оценками с прошлых выступлений.

Получается, что, так как частота соревнований и количество выступлений относительно невелико (по сути, раз в год при максимум 20-25 выступлениях в номинации для «Упражнения Соло», самой массовой номинации), то и скорость накопления практического опыта очень низка.

Добавив к этому неизбежные годовые корректировки правил оценки самими организаторами получим, практически, полный туман и неясность с критериями у выступающих к очередному Чемпионату.

Выступления готовятся, по сути, на удачу. Рост качества идёт не столько за счёт понимания судейских критериев и попыток всё более полного им соответствия (или усложнения номера согласно критериям с целью получения высшего балла), сколько за счёт интуитивного сравнения себя с конкурентными командами и опосредованного перенимания опыта. Да и идёт ли этот самый рост, тоже непонятно.

Хотя, коллективы, несомненно, растут согласно внутренних представлений о том, что такое «хорошо» и что такое «плохо».

Косвенно, наличие проблем в этом направлении подтверждается регулярными острыми обсуждениями в интернете по результатам прошедших соревнований.

Со стороны Федерации на данный момент практикуется спортивный подход к организации судейства, когда судьи неподотчётны выступающим в своих решениях, и не обязаны их комментировать и объяснять. Частным образом, если кто-то знаком с работавшим судьёй лично, он может попросить комментариев по оценкам, и зачастую, получает их очень подробно и развёрнуто. Однако официально подобная практика Федерацией никак не регулируется.

Истоки проблемы с судейскими трактовками и критериями оценок в том, что в молодом виде спорта ещё не сложились условия для появления компетентного судейского корпуса, воспитанного именно внутри артистического фехтования. Ещё нет людей, прошедших длительную подготовку, успешно выступавших, отошедших от активной спортивной деятельности и готовых продолжить карьеру в роли судьи.

Кроме того, количество коллективов, участвующих в соревнованиях тоже относительно невелико, а следовательно, невозможно сформировать судейскую бригаду из авторитетных представителей команд (например, из тренеров) без того, чтобы не перекрыть этим командам возможность участия в соревновательной программе (ситуация «свои судят своих»).

Поэтому, данная проблема решается наиболее адекватным на данном этапе способом – набором в судейский корпус представителей иных, по возможности, наиболее близких по специфике, смежных спортивных дисциплин. Такие судьи ничего не знают о выступающих коллективах, а следовательно, судят более менее объективно, исходя из тех критериев, которые им были объяснены организаторами мероприятия.

Такой подход, в целом, очень неплох и позволяет развивать артистическое фехтование в тот период, пока не будет сформирован собственный судейский корпус. Но у него есть несколько серьёзных проблем.

Во-первых, сторонним судьям необходимо объяснить специфику вида спорта. Что именно судить, как, на что обращать внимание, какую ценность имеют те или иные аспекты выступления. Проблема здесь в том, что ровно то же самое необходимо знать и тренерам коллективов, однако, если тренера находятся в контексте данной деятельности достаточно продолжительное время (в силу необходимости подготовки спортсменов они постоянно практикуются в применении критериев оценки, постоянно анализируют их, находя слабые места и выстраивая номер под эти требования), то судьи погружаются в этот контекст на очень короткий промежуток времени, когда идёт непосредственно оценочный процесс в соревнованиях.

Напомню, что судьи приглашаются из иных спортивных направлений, и пусть они достаточно близки к артистическому фехтованию, но всё же им не являются. Следовательно, основную часть времени будущие судьи живут проблемами своих видов спорта, и даже если они посетили два-три судейских семинара, это не даёт им возможность уверенно оперировать понятиями и критериями именно артистического фехтования.

И конечно, на соревнованиях они совершают ошибки.

Получается, что практически любой тренер выступающего коллектива более компетентен в оперировании оценочными критериями, чем судья в судейской коллегии. Правда, в силу изложенного ранее, понимание этих критериев у тренеров может разительно отличаться от того, что объясняли организаторы судье.

Отсюда следует одна из основных причин недовольства оценками при анализе итоговых протоколов. К сожалению, мало кто задумывается над истинными причинами своего недовольства. Зачастую его спешат излить на организаторов, обвиняя тех в подсуживании и искажении результатов.

Во-вторых, работа судьёй у приглашённых со стороны специалистов не является основной деятельностью, следовательно, у них нет привычки работать предложенными инструментами. Раскрою, для работы судьям надо:

  1. привыкнуть заполнять формы протоколов,
  2. запомнить категории и критерии,
  3. согласовать свои представления с той схемой, которая задана им организаторами,
  4. привыкнуть к шкалам оценок, их верхним и нижним границам, а также к шагу оценки,
  5. соотнести уровни оценки с понимаемыми ими ценностями выступлений,
  6. привыкнуть и принять ещё множество мелких факторов и моментов, относящихся непосредственно к процессу их работы.

Ко всем этим моментам судьям приходится привыкать непосредственно в ходе оценки первых нескольких выступлений. И здесь уже всё зависит от организаторов – насколько они продумали технологию судейства, насколько непривычным людям легко начать работать в непривычной среде, насколько удобно применять те инструменты, что им предоставили.

3.    Анализ опыта организации судейства фестиваля «Стальной Рассвет»

По опыту проведения фестиваля «Стальной Рассвет» в г. Красноярске можно сказать, что озвученные проблемы очень серьёзно влияют на качество оценки.

Возможна путаница в протоколах, кто-то из судей может не понять, как и куда ставить оценки, кто-то сократит диапазон оценки до двух величин «плохо-хорошо» и так далее. Проблем может возникнуть множество. Большинство из них невозможно исправить в ходе мероприятия. Нет возможности пересудить выступления. Зачастую очень сложно узнать, что имел ввиду судья под непонятными заметками в протоколе. В последний момент может выяснится, что кто-то перепутал две графы и ставил оценки не туда, в результате приходится перевводить данные в итоговые таблицы.

Это лишь небольшая часть реально возникающих проблем. Назовём их техническими. Они также влияют на итоговый балл выступления и выступающим, на самом деле, не важно, что они получили незаслуженно низкие оценки всего лишь из-за описки в протоколе или опечатки при перенесении данных из судейских записок в итоговую таблицу.

Технические проблемы, возникающие у судей целиком могут быть решены организаторами. Для этого необходимо определить узкие и проблемные места судейского процесса и изменить его технологию с целью их ликвидации.

Например, на одном из «Стальных Рассветов» было введено новшество – подробная судейская записка, в которой были сразу указаны критерии оценки и их описание. Причём, критериев было довольно много. В результате, не смотря на то, что судьи заранее были познакомлены с данными документами и поработали с ними, скорость заполнения протоколов оказалась настолько низкой, что принцип заполнения пришлось изменять прямо по ходу мероприятия.

Ошибки организации были учтены, и нынешняя технология судейства «Рассветов» опирается на следующие простые положения:

  1. судья – сторонний человек, не имеющий значительной практики работы с документацией соревнований;
  2. судья – обычный человек, поэтому не в состоянии усвоить за короткий срок сложные шкалы оценок и различные граничные условия;
  3. условия работы судьи должны быть максимально комфортными – все протоколы оформлены так, чтобы в полутёмном помещении хорошо читались, для выставления всех оценок нужно делать однонаправленное движение рукой (например, слева направо или сверху вниз) по протоколу;
  4. всё, что можно поручить компьютеру, должен делать компьютер;
  5. все критерии оценки должны ясно и просто описываться одним предложением, чётко ограничивая сферу своего применения;
  6. судья не должен сталкиваться с необходимостью судить школьную или стилистическую специфику отдельных коллективов.

По последнему пункту необходимо уточнение. Критерий не должен описываться туманной фразой «это и то, и другое, и третье, а на самом деле четвёртое». Например, если присутствует критерий оценки «Ловкость», то его описание должно быть примерно таким: «ловкость – это способность спортсменов сохранять равновесие при сложных перемещениях. Чем чаще спортсмены теряют равновесие, тем хуже оценка за ловкость».

Неверной же будет такая формулировка: «ловкость – это с одной стороны уверенность сохранения положения спортсменом, а с другой стороны – согласованность движений спортсменов в группе, когда каждый при перемещениях оказывается точно там, где его ожидают увидеть его напарники, а с третьей – умение манипулировать оружием и защитным снаряжением в условиях сцены и ограниченного пространства, не создавая помех другим участникам и соблюдая нормы безопасности».

Понятно, что судья со стороны не сможет оперировать вторым вариантом критерия, он слишком сложен и неконкретен. И даже несколько судейских семинаров не помогут ему в этом, так как это не его сфера основной деятельности.

Есть и третья проблема в приглашении судей со стороны. Дело в том, что в выступлениях по артистическому фехтованию участвуют очень разнообразные коллективы, с самой различной техникой. Подобное положение вещей прямо заложено в правилах соревнований и является визитной карточкой вида спорта.

Судья со стороны, естественно, не является специалистом по всем видам фехтования. Возможно, он даже не является специалистом по какому-то глобальному разделу фехтования. Например, на ранних Чемпионатах России в технических судьях не было специалистов, компетентных в фехтовании тяжёлым оружием.

Возникает вопрос, может ли такой судья оценивать коллективы, которые ожидают как минимум уважительного отношения к своей работе и своей школе фехтования?

Несомненно, однако организаторам нужно очень внимательно и дотошно проработать критерии оценки, чтобы судья не сталкивался с необходимостью судить школьную или стилистическую специфику отдельных коллективов.

Особенно эта проблема остра при судействе номинаций «Античность», где и арсенал холодного оружия крайне велик и количество фехтовальных школ, как аутентичных, так и современных весьма значительно.

А ведь есть ещё и номинация «Свободный стиль», где вообще может быть продемонстрирована выдуманная фехтовальная школа, например, вдохновлённая сериалом «Звёздные войны».

4.    Принцип организации судейства фестиваля «Стальной Рассвет»

При организации «Стального Рассвета» была сделана попытка уйти в судействе от оценок конкретной технической специфики и дать судьям возможность оценивать только общие, характерные для любой школы фехтования моменты.

При разработке судейской системы единственным руководящим документом являлись правила ФАФ по проведению соревнований, поэтому необходимо было общие рекомендации правил ФАФ по оценке выступлений превратить в достаточно понятный и прозрачный для судей принцип и схему.

При постулируемой доминанте технической составляющей, а следовательно, заявленному приоритету техники над артистизмом, основной упор в разработке системы оценки был сделан именно на техническую оценку.

Ключевым моментом для создания такой схемы стала визуальная достоверность фехтовальной техники. Т.е. постулируется, что совершенно не важно, насколько в реальности показанный приём эффективен. Так как показ идёт для зрителя, то зритель (а следовательно и судья также) должен увидеть, что приём был эффективен.

На практике это означает то, что как минимум 60% показанных в выступлении ударов должны восприниматься визуально эффективными. Потому что возможности доказать судьям, что вот это незаметное действие, или невзрачный мах — смертельный, реально работающий приём (даже если это правда так), нет. И необходимости в этом тоже нет. Зритель должен всё увидеть сам и поверить увиденному. В этом ключевое отличие артистического фехтования от прикладного и в этом его особенность как вида спорта. Т.е. отправной момент для разработки системы оценки — зритель должен видеть атаки и верить в их достоверность.

Отсюда, ключевым действием выступления (оценочной базой) признана атака — основное действие фехтования. А главными ошибками, которые отслеживаются и снижают оценку выступления признаются действия, несомненно и однозначно снижающие эффективность атаки в принципе. Вне зависимости от школы и техники.

Например, удар плашмя однозначно снижает эффективность атаки вне зависимости от школы. Так же как и удары мимо цели.

При этом, анализ идёт по совокупности показанных атак. Так как любой соревновательный номер достаточно продолжительный, то оценивается не каждая атака в отдельности, а то, какие атаки преобладали.

Это значит, что если один раз был удар плашмя, то он, скорее всего, не будет влиять на оценку. Если же спортсмен регулярно выполняет удары плашмя, вне зависимости от логической оправданности действия, то оценка, несомненно, должна снижаться.

Есть исключения. Даже одна травма от оружия очень сильно снижает оценку. Так же как и одно падение оружия, не следующее из логики боя или неконтролируемые попадания по сцене (и вообще, порча имущества). Всё это показывает низкую культуру владения оружием и также никак не зависит от конкретной школы.

Таким образом были выделены три ключевых момента в «Технике» и в «Артистизме», которые и заключают в себе ценность выступления, и которые должны оцениваться судьями. По сути, это структура выступления с точки зрения его создания и исполнения.

Для технической оценки этими моментами являются:

  • Школа;
  • Уровень;
  • Мастерство.

Для того, чтобы судьям это разделение было понятно, определение каждого должно быть предельно лаконичным и ясным.

Так вот, критерий «Школа», это по сути оценка постановки номера. Т.е. того, насколько интересно технически номер был задуман.

Постановщик использует как инструмент для решения своих задач школьную технику клуба или свой собственный фехтовальный кругозор, следовательно по сложности и насыщенности постановки различными действиями можно судить о богатстве арсенала школьной техники (или широте кругозора постановщика). В большинстве случаев, хорошо видно, что именно задумал и хотел показать постановщик в номере. Если это не так, то номер изначально не может претендовать на высокое место в общем зачёте.

Получается, что подобным определением мы добавляем к номеру ещё одного неявного участника – автора постановки, или боевого хореографа, в общем, того человека, который придумал всю схему движения выступающих, и объяснил им её логику. И это правильно. В реальности, роль этого персонажа несёт тренер коллектива, представляя в своём лице на соревнованиях всех тех людей, кто помогал готовить выступления его воспитанников.

Критерий «Уровень», это то, как была исполнена именно сейчас на сцене именно этими спортсменами задумка постановщика. Т.е. на каком уровне мастерства, какое количество ошибок и несогласованностей при исполнении было замечено, была ли показана задумка постановщика в приемлемом виде, или вообще ничего не было понятно.

Критерий «Мастерство», это оценка индивидуальной подготовленности выступающих. Для групповых выступлений это, по сути, оценка слабейшего спортсмена в команде. Т.е. насколько качественно исполняются спортсменами основные действия фехтования – атаки.

Кроме того, у судей есть возможность отдельно поощрить выступление бонусом, не уточняя конкретного его приложения – это критерий «Сложность». Здесь оценка ставится по субъективному ощущению судьи о том, насколько номер был сложным или простым.

Для артистического компонента был применён сходный подход и выбраны следующие критерии:

  • Артистизм;
  • Композиция;
  • Уровень;

По аналогии, критерий «Композиция» – это оценка мастерства постановщика номера. Здесь оценивается оригинальность идеи и органичность выбранных выразительных средств. Так же здесь оценивается соответствие персонажей своему образу.

Критерий «Артистизм» – это оценка мастерства исполнителей. Это собственно артистизм игры спортсменов, качество передачи образа, уровень сопереживания игре персонажа и так далее.

Критерий «Уровень» – это общее впечатление от номера, по сути, оценка «вау-эффекта», который создаёт номер. Аналогична оценке «Сложность» технической составляющей, т.е. является неким субъективным бонусом судья, отражающим его ощущение того, насколько номер был выразительным.

5.    Возможные иные подходы к организации судейства в условиях недостатка компетентных и авторитетных кадров.

Есть ли иные возможности организовать судейство выступлений на начальном этапе становления вида спорта в описанных выше условиях?

Прежде чем перечислить возможные подходы, стоит оговорить условия их применения, иначе может создаться ситуация невозможности перехода от суррогатного судейства начального этапа к полноценному судейству в рамках развитой системы.

Итак, требования к судейству должны быть следующие:

  1. Выявляемые согласно данному судейству победители должны соответствовать заявленному в основополагающих документах вектору развития вида спорта. Т.е. если заявлен, например, примат техники над артистизмом, то первые места должны получать коллективы с более качественным и высоким уровнем техники. И не допускать ситуации, когда коллектив выходит в призы с посредственной или бедной разнообразием техникой, но за счёт великолепного артистизма или неподражаемых костюмов.
  2. Опыт, получаемый судьями при оценке выступлений, должен легко транслироваться в коллективы и возвращаться осмысленным обратно организаторам, позволяя улучшать систему судейства. Т.е. вводимая система должна предполагать эволюционное развитие в более точный по оценке, качественный и компетентный статус.
  3. Сторонние судьи, невольно установленные авторитетами для выступающих, должны иметь возможность судить максимально объективно исходя из имеющихся у них в данный момент знаний и навыков.
  4. Полученный судьями опыт судейства должен пригодиться им в случае повторного приглашения на судейство иных мероприятий данного вида спорта, даже в случае эволюционного развития системы судейства.

Из предъявленных требований видно, что число вариантов организации судейства может оказаться не так уж велико. Попробуем перечислить их, кратко комментируя применимость вышеуказанных принципов.

Самый простой вариант – в рамках заявленного разделения оценок на технический и артистический компонент дать судейской бригаде возможность просто выставлять некий один балл по каждому из этих компонентов, на своё усмотрение оценивая качество техники и артистизма соответственно. Данный подход хорошо вписывается в заявленные критерии именно своей простотой. Как вектор развития можно наметить возможное увеличение количества судей и усреднение их оценки (повышение объективности), разделение судей на две бригады, оценивающие только свой компонент, приглашение в эти бригады специалистов, близких к заявленному содержанию критериев (спортсмены и актёры соответственно) и так далее, вплоть до постепенного усложнения и уточнения критериев и введение дифференцированных субшкал оценок.

Второй вариант – разбить содержание выступления на такие составляющие, которые являются непосредственной областью компетенции приглашённых специалистов. Например, для артистизма это будет специалист по режиссуре, специалист по костюму и сценгриму, специалист по сцендвижению и актёрскому мастерству и так далее. В качестве развития возможны варианты уточнения оценочной области каждого специалиста, приглашение нескольких специалистов конкретной области и так далее. Со временем, такая система также сведётся к варианту, который подразумевают официальные правила соревнований.

Третий вариант – в качестве судей пригласить ведущих специалистов выступающих коллективов. Здесь уже можно сразу ввести достаточно комплексные оценки, так как эти люди и так по роду занятий находятся в контексте артистического фехтования. На начальном этапе можно определить условием запрет на судейство конкретным судьёй своего коллектива. Защитой же от возможных махинаций будет количество судей в получившейся судейской команде. Уже при девять-одиннадцать человек в бригаде позволит получать достаточно объективный усреднённый результат. Плюсом такого подхода будет то, что коллективы непосредственно будут получать информацию о том, что у них было отсужено на низкий балл, что на высокий. Так же будет непосредственно задаваться вектор развития вида спорта – через участие представителей команд в судействе выступлений.

Четвёртый вариант возможен на современном этапе развития компьютерной техники – организация он-лайн судейства, когда выступление судится значительным количеством заранее зарегистрированных компетентных специалистов через он-лайн трансляцию с нескольких продуманных ракурсов. Данный подход хорош тем, что можно собрать очень представительную судейскую бригаду, и усреднённая её оценка будет весьма объективна.

Также возможно отложенное судейство по результатам видеозаписи выступлений. Этот вариант хорош ещё и тем, что судьи могут тщательно проанализировать и сравнить выступления между собой.

Последние два варианта накладывают на организаторов мероприятия значительную нагрузку, как финансовую, так и организационную.

Таким образом, видно, что у организаторов даже в условиях нехватки компетентных судей именно в артистическом фехтовании есть немало возможностей обеспечить адекватное судейство коллективов на этапе становления и развития вида спорта.

6.    Литература

  1. Единая всероссийская спортивная классификация по фехтованию на 2014-2017 гг.
  2. Правила соревнований по Арт-фехтованию (2009 г.).
  3. Правила соревнований по Арт-фехтованию (2011г.).
  4. Правила соревнований по артистическому фехтованию (от 2014 года).
  5. Анализ изменений в правилах проведения соревнований по артистическому фехтованию от редакции 2009 года до редакции 2014 года.
  6. Материалы 2-й Конференции по вопросам развития арт-фехтования в России (06-07.02.2010, г.Коломна), памятки для судей. Судьям по технике.
  7. Материалы 2-й Конференции по вопросам развития арт-фехтования в России (06-07.02.2010, г.Коломна), памятки для судей. Судьям по артистизму.
  8. Материалы 2-й Конференции по вопросам развития арт-фехтования в России (06-07.02.2010, г.Коломна), памятки для судей. Судьям-хронометристам.
  9. Итоговый анализ выступлений. Чемпионат России 2009.
  10. Итоговый анализ выступлений. Чемпионат России 2010.
  11. Итоговый анализ выступлений. Чемпионат России 2011.
  12. Итоговый анализ выступлений. Чемпионат России 2013
  13. Итоговый анализ выступлений от Лихтаренко В.М.

Судейство соревнований по артистическому фехтованию: проблемы и пути решения.: 1 комментарий

Добавить комментарий

Артистическое фехтование. Теория и практика