Краткий обзор школы артистического фехтования студии «Грифон».

Данная статья является обзором красноярской школы артистического фехтования и её варианта, практикуемого в студии «Грифон». Обзор подготовлен для презентации на фестивале «Романтика Средневековья» в г. Коломне 15 марта 2014 года.

Происхождение системы (стиля, направления, техники, приема и т.п.).

Фехтовальная система студии «Грифон» основана на наработках красноярской школы исторического фехтования, в частности – теоретических работах Булавкина А. В. (клуб «Камелот»), как одного из активных пропагандистов этого стиля фехтования.

Система фехтования является синтетической, т.е. разработанной на основе базовых теоретических положений (понятие «удара», понятие «права атаки», понятие «безопасности», понятие «достоверности»). При разработке системы уделялось внимание уже существующим системам фехтования, как спортивным, так и стихийно сложившимся в клубах исторической реконструкции, равно как и различным прикладным системам рукопашного боя и обороне без оружия. Методической основой послужили теоретические работы в области физкультуры и спорта отечественной спортивной науки.

При этом, вместо слепого копирования движений различных школ использовался метод анализа и логического разбора идей, лежащих в их основе, и переработка движений на основе единой двигательной базы.

Началась эта работа в 1993 году Булавкиным А. В. в направлении исторического фехтования. В 2000-2005 годах в клубе «Камелот» совместно с Дрянных С. М. активно велась работа по систематизации ранее найденного эмпирического материала. С 2006, с образованием студии «Грифон», Дрянных С. М. начал переработку системы для акцента на зрелищном компоненте и увеличении сложности и комплексности взаимодействия бойцов. С 2009 года начата работа по доработке систематики для отражения специфики артистического фехтования, как самостоятельной спортивной дисциплины.

Как синтетическая система, наша школа не имеет своими корнями конкретную аутентичную европейскую систему фехтования, но благодаря проведённой работе по классификации и систематизации, включает наработки большинства европейских школ как подразделы базовой техники.

Источник(и) информации (первоисточники, публикации, пособия, разработки и т.п.)

  • Петров И. А., Высотина А. А., Дрянных С.М. Артистическое фехтование как вид спорта: специфика, перспективы развития / Молодежь и наука: сборник материалов VIII Всероссийской научно-технической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых, посвященной 155-летию со дня рождения К.Э. Циолковского [Электронный ресурс] № заказа 7880/отв. ред. О.А. Краев — Красноярск : Сиб. федер. ун-т., 2012 Режим доступа: http://conf.sfu-kras.ru/sites/mn2012/thesis/s022/s022-013.pdf Дата обращения: 16.01.2013
  • Дрянных, С.М. Проблема формирования терминологического аппарата артистического фехтования / С.М. Дрянных, И.А. Петров // Всероссийская научно-практическая конференция «Современные направления развития физической культуры, спорта и туризма», 29–30 нояб. 2011 г. : [материалы] / редкол.: Е. А. Шуняева (отв. ред.) [и др.] ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2011. – c. 14-18
  • Петров И.А. Сравнительный анализ терминологического аппарата артистического фехтования и смежных дисциплин / Молодые ученые – науке о физической культуре и спорте: Сборник материалов II Всероссийской науч-но-практической конференции с международным участием (23 декабря 2011 года, г. Череповец) / под ред. С.Е. Шивринской. – Череповец: ЧГУ, 2012. – с. 155-157
  • Дрянных, С.М. Классификация и специфика терминологического аппарата артистического фехтования / С.М. Дрянных // Молодые ученые – науке о физической культуре и спорте: Сборник материалов II Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (23 декабря 2011 года, г. Череповец) / под ред. С.Е. Шивринской. – Череповец: ЧГУ, 2012. – с. 148-150
  • Мастерство фехтования в категории «Античность». Оценка, критерии. Тезисы доклада на конференции 17 марта 2012 года в Коломне / Дрянных С.М. // Студия артистического фехтования «Грифон» [сайт]. – Красноярск, 2013. – Режим доступа: http://www.stage-sword.ru/teoriya-i-metodika-artisticheskogo-fextovaniya/masterstvo-fextovaniya-v-kategorii-antichnost-ocenka-kriterii
  • Методический подход к технике фехтования на тяжёлом клинковом оружии. / Дрянных С.М. // Материалы научно-практической конференции по вопросам развития артистического фехтования в России. Коломна: ПА Цифра, 2012 – с. 45-54
  • Терминология артистического фехтования категории «Античность»./ Дрянных С.М. // Студия артистического фехтования «Грифон» [сайт]. – Красноярск, 2013. – Режим доступа: http://www.stage-sword.ru/teoriya-i-metodika-artisticheskogo-fextovaniya/terminologiya-artisticheskogo-fextovaniya-kategorii-antichnost
  • Булавкин А.В. «Историческое и художественное фехтование; методические указания» Красноярск Гос. Ун-т, 1999
  • Булавкин А. В. Авторская программа »Историческое моделирование» // Программы для учреждений дополнительного образования детей .- Вып. 7 / Редактор-сост. Ф.Е. Штыкало; Государственное образовательное учреждение Центр развития системы дополнительного образования детей Минобразования России .- М. : ЦРСДОД, 2003.- 80 с.
  • Акробатика в артистическом фехтовании. Доклад на конференции в Коломне 17 марта 2012 года / Дрянных С.М., Наймушин А.А. // Студия артистического фехтования «Грифон» [сайт]. – Красноярск, 2013. – Режим доступа: http://www.stage-sword.ru/teoriya-i-metodika-artisticheskogo-fextovaniya/akrobatika-v-artisticheskom-fextovanii

Цели, задачи, область применения, условия эффективного использования.

Чтобы точно сформулировать цели и задачи перед системой фехтования, развиваемой в студии «Грифон», в первую очередь необходимо определиться с отличительными признаками артистического фехтования, как вида спорта. Они следующие:

  1. На сцене присутствуют один или несколько спортсменов, вооружённых холодным оружием (или его имитацией). Задачей спортсмена (спортсменов) является качественная, достоверная демонстрация техники обращения выбранным холодным оружием сольно, либо в групповом взаимодействии.
  2. Целью выступления является создание яркого целостного и достоверного образа бойца (для сольного выступления) или боя. Для достижения этой цели в групповых выступлениях спортсмены действуют совместно.
  3. Создание образа достигается демонстрацией достоверно выглядящих, находящих отклик у зрителя фехтовальных приёмов и сопутствующих действий.
  4. В исполнении приёмов важную роль играет не только техническая, но и эстетическая (артистическая) составляющая.
  5. Используемое оружие может накладывать свою специфику на движения спортсмена. Необходимость считаться с весом оружия и его поражающими факторами является биомеханической основой каждого приёма.
  6. Ключевым фактором, определяющим форму и способ исполнения фехтовальных приёмов, является демонстрация основного содержания фехтования, при соблюдении безопасности выступающих, без ущерба зрительной достоверности.
  7. Все выступления имеют ярко выраженную темповую и ритмическую характеристику, подчеркиваемую зачастую музыкальным сопровождением.

Исходя из этих признаков, формулировка основной цели артистического фехтования, а следовательно, и системообразующего стержня следующая: основная цель выступления в артистическом фехтовании — показать красоту, динамичность, выразительность и техническую сложность фехтовального поединка. Говоря простыми словами, цель спортсмена или спортсменов – показать, насколько красивым, захватывающим и интересным мог бы быть бой на холодном оружии.

Исходя из этой цели сформулируем следующие задачи фехтовальной системы:

  1. отразить сущность артистического фехтования, как имитацию вооружённого противоборства во всём его сложности и многообразии взаимосвязей технических действий, арсенала вооружения и защитного снаряжения;
  2. выделить и классифицировать общие черты для всех видов фехтования;
  3. иметь возможность стилизовать содержание боя под определённую школу фехтования, стиль, особенности персонажа;
  4. отразить специфику каждого вида фехтования, как стилевую, так и по вооружению;
  5. иметь возможность органичного заимствования элементов как из смежных дисциплин, так и из других видов спорта и неспортивных направлений (включая рукопашный бой и различные аутентичные фехтовальные школы);
  6. классифицировать основные фехтовальные приёмы не в наилучшем исполнении или особом виде, а в так называемой школьной форме;
  7. способствовать созданию общих для всех видов фехтования понятий и определений техники и созданию терминологии каждого вида, основанной на общих принципах.

Исходя из этих задач, определяется область применения фехтовальной системы – организация интересной и увлекательной для зрителя демонстрации вооружённого противоборства в эстетичной и зрелищной форме. При этом, эффектные способы фехтования являются полноправным содержанием системы, если они тактически обоснованы и логичны. Отсева по принципу простоты исполнения приёмов не происходит, наоборот, постулируется примат технической сложности как залога зрелищности и сценической эффектности.

Не смотря на то, что в основе техники лежит анализ практического использования фехтовальных приёмов, техника видоизменяется таким образом, чтобы подчеркнуть визуальную сторону демонстрации и быть простой для зрительного восприятия. Поэтому в школьной форме такие сценические фехтовальные приёмы проигрывают по эффективности своим практичным «боевым» аналогам.

Используемое оружие, его тактико-технические характеристики и особенности.

Исторически сложившаяся базовая подготовка студии строится на основе техники полутораручного европейского меча, как инструмента, сочетающего в себе возможность использовать как двуручную (рычаги и стабилизации на основе работы двух рук), так и одноручную технику использования.

В связи с наличием в базе множества инерционных движений и вращений оружием (раздел художественного владения клинком), ТТХ учебного снаряжения для начального обучения (это макет прямого полутораручного европейского меча общей длиной примерно 120 см с прямой гардой) имеет ярко выраженную специфику в отношении баланса оружия. Центр тяжести клинка должен располагаться на гарде или на клинке на расстоянии не более ладони взрослого человека от неё. Это необходимо для облегчения обучения новичков навыкам манёвра и контроля меча.

Так как принципы, заложенные в основу базовой техники работы двумя руками универсальны в отношении фехтовальных элементов, построенных на применении рычагов, то с соответствующими изменениями используются при подготовке новичков владению древковым оружием. Учебным снаряжением для этой подготовки является тяжёлый деревянный посох примерно в рост взрослого человека.

Вес учебного снаряжения выбирается таким, чтобы у учащихся не было возможности пренебрегать их инерционными свойствами, но при этом не происходило преждевременной перегрузки опорно-двигательного аппарата, не готового на начальных этапах к полноценному обращению с тяжёлым снаряжением.

В силу того, что в практике подготовки очень много внимания уделяется парной и групповой работе, в учебном процессе где возможно используются пластиковые модели оружия из износостойкого материала (высокомолекулярный полиэтилен, робалит и т.д.).

Дополнительное вооружение, снаряжение, экипировка (если используются).

Дополнительное снаряжение является предметом продвинутой подготовки состава студии, поэтому имеет ограниченное применение в базовом курсе. В любом случае, использование оружия происходит на основе универсальных базовых навыков, поэтому в студии не используется и не ведётся обучения для оружия с принципиально отличными ТТХ – лёгким (спортивные шпага, сабля и рапира), при обращении с которым его весом можно пренебречь; имеющим гибкое звено или звенья (цепы, кистени, цепи и подобное), как принципиально не допускающее контроля использования (исключение – выступления номинации «Упражнение Соло», но это именно исключение). Соответственно, в разрабатываемой и используемой студией системе фехтования не уделено специального внимания классификации действий подобным оружием.

Физический смысл и базовые принципы построения системы (стиля, приёма).

Механика и биомеханика технических и тактических действий.

Основополагающее определение, которое лежит в основе нашей техники артистического фехтования, и служит критерием достоверности — «Удар — это действие оружием, совершающее работу (в физическом смысле) по разрушению цели». Исходя из этого определения, очень легко понять, какая атака была бы эффективной, какая нет. Разбирая любой приём, необходимо обращать внимание, насколько применим к нему критерий «совершило ли бы оружие работу по разрушению цели, завершись он успешно?», «в каком объеме (насколько большую)?». Благодаря этому принципу можно сразу отсеять эффективные техники от неэффективных, не вдаваясь в специфику фехтования.

Работа мечом очень многообразна. Для тяжелого фехтования в бою в разных ситуациях могут быть оправданы абсолютно разные движения. Из них очень сложно выделить принципиально недопустимые элементы. Но необходимо для каждого движения, каждой атаки понять, какие реальные последствия она бы причинила, исполненная именно в этой форме. В прикладном фехтовании характерен следующий оценочный шаблон: «сделал, оценил последствия». В артистическом фехтовании используется гораздо более сложный шаблон: «оценил последствия, зафиксировал характерные особенности исполнения, использовал в постановке». Умозрительно этого сделать нельзя. Это содержание длительной практической работы, с обязательной систематизацией закономерностей, нахождением связей между положением оружия и тела, направлением усилий и их величиной и прочего. Таким образом, каждую атаку в базовой технике необходимо многократно отработать в различных вариантах, чтобы найти наиболее оптимальные условия применения данного удара.

Но, если понятие удара лежит в самой основе техники тяжелого фехтования, определяя, как следует двигаться с оружием в бою, то артистическое фехтование, как спортивная дисциплина, накладывает на нее определенные особенности, вытекающие из предъявляемых именно данным видом спорта специфических требований к технике. Эти требования — безопасность и достоверность.

Двигательная основа.

В двигательную основу красноярской школы положено то соображение, что при каждой атаке необходимо обеспечить условия для совершения работы оружием. Чтобы при ударе оружием последнее совершило работу по разрушению цели, они должны быть следующие:

  1. оружие должно набрать достаточную скорость, чтобы в момент контакта с поражаемой поверхностью инертность последней некоторое время препятствовала давлению рубящей кромки, и удар не превратился в толчок (рывок при режущем ударе);
  2. вектор скорости рабочей части оружия в точке контакта должен быть направлен определённым образом согласно используемой техники. В любом случае, всегда присутствует значительная составляющая, направленная вглубь поражаемой поверхности. В противном случае, набранная оружием энергия будет воздействовать на само оружие, заставляя совершать паразитные, т.е. ухудшающие качества удара, перемещения;
  3. необходимо принять специальные меры по нейтрализации вращательного момента, возникающего при контакте оружия с поражаемой поверхностью, и направленного вдоль оси оружия. В противном случае оружие будет выламывать из запястий. Это также негативно влияет на эффективность удара;
  4. необходимо обеспечить адекватную дистанцию исполнения удара, т.е. добиться того, чтобы удар исполнялся предназначенной для этого частью оружия (специфичной для каждой техники).

Всё вышеперечисленное предъявляет специальные требования к положению тела в момент удара. Последовательно запястья, локти, плечи, поясница, колени, голеностоп — каждый из этих суставов должен выдержать вкладываемое в удар усилие, не быть травмированным и позволить выполнить следующий удар.

Помимо этого, для сцены важно уметь контролировать те воздействия на тело, которые оказывает тяжёлый разогнанный меч.

Поэтому положения частей тела в суставах, которые позволяют вкладывать в удар достаточные усилия и контролировать их, называются сильными позициями.

Сильные позиции — это строго определенные для каждой траектории удара фиксированные положения частей тела друг относительно друга. Различают как сильные позиции в отдельном суставе, так и сильные позиции целой группы суставов. Последнее на практике более применимо, здесь используют понятия «сильная позиция рук», «сильная позиция ног» и «сильная позиция корпуса».

При этому, необходимо уточнить, что под понятием «сильная позиция» скрыто не статичное положение тела на всём времени исполнения удара, а характерное положение звеньев тела друг относительно друга в ключевой момент удара – акцента (либо сброса энергии в момент контакта с поражаемой поверхностью, т.е. собственно, совершения работы, либо в точке силуэтной фиксации, т.е. в момент контроля). Для описания статичных положений тела по отношению к оружию в красноярской школе используется термин «стойка».

Сильная позиция ног позволяет набрать значительное усилие и передать его целиком в поражаемую поверхность. Согласно третьему закону Ньютона (действие равно противодействию), с какой силой мы бьем, с такой же силой нас будет отбрасывать назад. Поэтому правильная опора, без паразитных демпфирующих звеньев (например, присогнутого колена задней по отношению к противнику ноги или её приподнятой пятки) позволит свести эффект этого противодействия к минимуму, а следовательно, усилить удар.

Сильная позиция рук напрямую влияет на способность бойца вложить набранное усилие в удар. Неспособность какого-либо сустава выдержать прилагаемую нагрузку означает в первую очередь то, что всё набранное усилие будет тратиться на деформацию этого сустава, и лишь затем — на разрушение поражаемой поверхности.

Надо помнить, что медленный толчок отличается от резкого удара. Для последнего локти обязательно должны быть выпрямлены (но не защёлкнуты в суставах), иначе, сгибаясь в локтях в момент удара, руки будут компенсировать вкладываемое усилие, ослабляя, соответственно, воздействие.

Стоит отметить, что исполнение рубящих ударов в полную силу в слабой позиции корпуса чревато серьёзными травмами позвоночника и возможной инвалидностью.

Особенностью сильной позиции корпуса, очень удобной именно для артистического фехтования и соблюдения в нём техники безопасности, является то, что именно в ней возможно как вложить в удар максимальную энергию, так и остановить уже разогнанный меч с минимальными (относительно всех остальных способов остановки) усилиями.

Меч, разогнанный на удар и остановленный в сильной позиции корпуса имеет минимальную остаточную траекторию (несколько сантиметров), позволяя исполнять атаку в полную силу по защите партнёра, но при этом гарантировать его безопасность в случае ошибок.

Для каждой траектории рубящего удара свои сильные позиции тела. Они изучаются специально и отрабатываются до уровня бессознательного исполнения.

Необходимость на каждый удар оказываться в сильной позиции диктует наличие специальных способов перемещения и ведения меча при переходе с одной траектории на другую. В итоге, в красноярской школе ноги при перемещениях решают не только задачу контроля дистанции между выступающими, но и задачу приведения тела в сильную позицию на каждом приёме с оружием.

Формализация перемещений, равно как и положений тела в целом на любом приёме, служит и ещё одной важной цели – безопасности спортсменов на сцене. Каждый приём имеет такую форму исполнения, которая обеспечивает максимальный контроль оружия. Поэтому, в системе фехтования уделяется равное внимание не только различным способам атаки и защиты, но и связующим движениям и переходам из одного положения в другое.

Техническая база.

Работу клинком по разрушению цели можно совершать по разному, что приводит к разделению техники на несколько глобальных классов, каждый из которых основан на ярко выраженной особенности выполнения удара (то есть способе совершения работы с механической точки зрения), и группирует приемы против этого способа. В нашей системе это называется чистыми или базовыми техниками атаки. Их всего четыре — рубящая, режущая, колющая и секущая.

  • В основе рубящей техники лежат поражающие действия, основное усилие в которых направлено перпендикулярно оси клинка вглубь поражаемой поверхности. Удары выполняются центром клинка.
  • В основе режущей техники лежат поражающие действия, основное усилие в которых направлено вдоль оси клинка. Поражение выполняется протягиванием лезвия по поражаемой поверхности с нажимом.
  • В основе колющей техники лежат поражающие действия кончиком клинка, основное усилие которых направлено вдоль оси клинка вперед.
  • В основе секущей техники лежат поражающие действия, выполненные кончиком (или последней третью) клинка, основное усилие которых направлено перпендикулярно оси клинка.

Отличие секущих действий от рубящих наблюдается в характере приложения усилия. В рубящих ударах существенную роль играет рычаг хвата, а в секущих ударах его влияние незначительно, гораздо большую роль играет скорость ударной части оружия. Кроме того, секущие удары могут быть значительно менее амплитудными по отношению к рубящим без снижения эффективности в своём классе.

Все остальные способы выполнения ударов являются комбинациями базовых.

Подобное разделение делает более понятными классы приемов, охватывающие две или более техник атаки, так называемые комплексные техники.

Тактические принципы.

Так как основное оружие нашей школы тяжёлое, обладающее значительной инерцией, в нашей системе формализован ключевой тактический принцип – понятие права атаки – позволяющий ставить достоверные с логической точки зрения бои любой продолжительности.

Этот принцип был формализован ещё в работах Булавкина А. В. и используется нами в неизменном виде. Звучит он так: право атаки – это возможность атаковать в ситуации, когда вероятность поражения противника значительно выше, чем угроза его контратаки. «Угроза контратаки значительно ниже» в данном контексте подразумевает тот факт, что противник оказывается не в состоянии выполнить эффективную атаку по различным причинам (не успевает, не может, не видит и т.д.).

Приведенный критерий позволяет проверять тактические схемы постановок и является важным инструментом аналитической работы, предоставляя возможность оценить показанную на сцене постановку с точки зрения боевой эффективности безотносительно школы фехтования.

Для артистического фехтования прикладная система исторического фехтования была формализована, и степень угрозы от каждой конкретной атаки задана заранее и определена исходя из тех приоритетов, которые предоставило бы бойцу исполнение данного действия в боевой форме. Это договоренность по результатам практических экспериментов, исходя из которой строится (и тренируется) сама форма атаки, ее визуальное восприятие и возможные защиты от нее.

Таким образом, для всех базовых техник атаки заранее определяются условия, в которых оправдано выполнение тех или иных контрприемов. В привязке к технике определяется, на каких действиях боец сохраняет право атаки и почему, на каких теряет и почему, на каких перехватывает и за счет чего. В результате появляется возможность планировать в постановке желаемый тактический и технический рисунок, то есть драматургию и хореографию поединка. Тактическую составляющую поединка отражают такие характеристики, как:

  • скорость;
  • дистанция;
  • сила (поражающая способность);
  • точность;
  • темп;
  • равновесие (устойчивость позиции).

Системность, взаимодействие и взаимосвязь элементов.

При классификации используемой нами техники решались задачи раскрытия принципиальных возможностей расширения техники фехтования, вариативного выполнения основной техники, а также возможностей создания в будущем новых приёмов, так как это позволило бы ставить более зрелищные и захватывающие сцены, увеличивает атлетическую составляющую дисциплины и способствовало бы росту популярности у зрителя.

Нами была введена следующая классификация. Самое общее разделение всех действий можно провести на следующие классы: атаки, защиты, манёвры и вспомогательные действия. Класс действия, это ответ на вопрос «что сделал спортсмен?». Следующее деление в рамках классов на подклассы. Это фехтовальные (рубящая, режущая, колющая, секущая), либо рукопашные (борьба, ударные действия) техники. Подкласс действия, это ответ на вопрос «как это было сделано?». Дальнейшее деление в рамках подклассов — на группы согласно цели приёма. Это ответ на вопрос «для чего?», либо «куда?», в зависимости от техники (для борьбы чаще «для чего?», для действий оружием — «куда?», куда удар? в ногу). Например, «атака горизонтальным рубящим ударом в шею», «защита от вертикального рубящего удара в голову уклонением с сохранением дистанции».

И последнее деление в рамках групп, это подгруппы. В подгруппы включены дополнительные характеристики приёмов, отличающие их текущее исполнение от школьного. Например, «в слабой позиции ног», «с потерей равновесия», «концом клинка», «спиной к противнику» и т.п.

В рамках чистых техник все элементы связаны между собой способом исполнения основного действия – атаки и способами защиты от него (нейтрализации) и перехватом права атаки.

Между собой чистые техники связаны понятиями перехвата, сохранения и потери права атаки через упомянутые выше характеристики.

Все техники построены на единой двигательной базе – необходимости исполнения сильной позиции в конкретной технике и переходах между ними.

Взаимосвязь с другими направлениями фехтования и параллельными видами боевых искусств (рукопашным боем, стрельбой, оборонным зодчеством и пр.)

Наиболее сильно выражена взаимосвязь красноярской школы с такими направлениями спорта, как борьба и спортивная гимнастика (в разделе акробатики и вольных упражнений).

Применение акробатики и акробатической подготовки в нашей системе можно грубо разделить на две области – трюковая работа (падения и сценическая эксцентрика, отыгрыши поражений, групповые гимнастические и акробатические трюки и подобное) и объединение фехтовальных приёмов с акробатическими элементами.

Необходимость серьёзной трюковой подготовки – это умение красиво упасть, не повредив при этом себя, зрелищно отыграть поражение либо хороший бросок, выполнить поддержку или групповую фигуру – всё это база для построения любого зрелищного выступления. Вообще, добавление любого вертикального манёвра, отличного от обычного прыжка, значительно повышает интерес к выступлению у зрителей.

Как основу трюковой работы на сцене, красноярская школа постулирует следующие базовые навыки:

  • умение падать вперёд на грудь, назад на спину, вперёд и назад на бок,
  • то же с вращением вокруг вертикальной и горизонтальной осей,
  • выполнение самостраховки при падениях,
  • умение поддерживать и направлять в падении партнёра,
  • выполнять через партнёра опорные и безопорные прыжки и перекаты,
  • работать с обстановкой (запрыгивать, спрыгивать, перепрыгивать и перекатываться через различные предметы, балансировать на них).

Все эти навыки в своей основе содержат умение исполнять следующие базовые акробатические элементы:

  • кувырки и перекаты,
  • перевороты вперёд и назад,
  • колесо,
  • сальто вперёд и назад в группировке.

Эти элементы дают навык ориентации при движении в пространстве с вращением и в опорном или безопорном положении вниз головой. Т.е. воспитывают понимание того, куда и как движется спортсмен при прыжке назад или вперёд с вращением, чувство необходимого усилия и амплитуды движения.

Эти навыки в последствии можно использовать для подавляющего большинства трюковых ситуаций. В продвинутом варианте к этим навыкам добавляется ещё вращение вокруг вертикальной оси (винты и пируэты).

Элементы самостраховки – это различные кувырки, перекаты и опорные падения.

В чистом виде, так, как это практикуют гимнасты, акробатика в артистическом фехтовании практически не применима в силу того, что она не сочетается с подавляющим большинством фехтовальных приёмов. Это значит, что техника исполнения акробатических элементов рассчитана на исполнение их самих в наилучшем виде и не предусматривает как наличия вооружения в руках спортсмена, так и возможные сопутствующие действия этим оружием во время элемента.

В связи с этим техника акробатики в фехтовании имеет ярко выраженную специфику, учитывающую как наличие вооружения (и защитного снаряжения), так и вспомогательный характер самого элемента.

Грубо говоря, роль акробатики – добавить в фехтование манёвр по вертикали. Этот манёвр должен стать если не равноценным с горизонтальными манёврами, то всё же более разнообразным, чем простые прыжки над мечом.

Видно, что и область трюковой работы и область поиска комбинаций акробатических и фехтовальных приёмов пересекаются на уровне базовых навыков, перечисленных выше.

Что же касается борьбы и прочих смежных направлений боевых искусств, то в нашей школе происходит заимствование элементов по необходимости (если, например, имеется уже проработанное направление, как в борьбе, или новый подкласс приёмов) с адаптацией их под общую двигательную базу и помещением их в общую классификационную схему. При этом, так как при разработке классификации и систематики уделялось значительное внимание уже имеющимся системам, то зачастую подобное заимствование происходит безболезненно.

Сравнительный анализ, определение соответствий и различий с действующими системами фехтования, в первую очередь – современного спортивного фехтования.

Наиболее близким видом спорта, несомненно, является классическое спортивное фехтование. Его терминологическая база дает определение практически всем ситуациям и действиям спортсменов, совершаемым в ходе спортивного поединка по установленным в этом виде спорта правилам.

Но боевая постановка в артистическом фехтовании — не поединок, а зрелищная демонстрация самого процесса. Благодаря этому, можно шагнуть за рамки всех правил спортивного фехтования, многократно увеличив количество элементов и приемов, доступных спортсменам к исполнению. И с этой точки зрения, техническая база спортивного фехтования уже не позволяет полноценно описать всё многообразие приёмов и положений спортсмена, задействованного в постановочном выступлении.

Во-первых, это связано со сложившимися с течением времени рамками спортивного фехтования. Смена приоритетных задач поединка в нём привела к резкому сужению свободы действий спортсмена, что в свою очередь привело к сокращению количества приёмов, допустимых к применению в условиях спортивного боя. Необходимость сохранения жизни и дееспособности оппонента способствовало трансформации технического арсенала под реалии соревнований. Многие термины стали использоваться в очень узком смысле, потеряли свою универсальность. С точки зрения терминологии спортивного фехтования, например, сложно описать боевую ситуацию с участием более двух спортсменов, так как это не предусмотрено самой техникой данной дисциплины, оперирующей с фактом ведения боя «один на один».

Важно отметить, что к началу спортивного поединка оба противника находятся в одинаковых условиях, исход поединка зависит от подготовленности самого спортсмена. В противовес этому, в постановочном бою артистического фехтования спортсмен воспроизводит заранее заученный комплекс движений, исключающий импровизацию. По сути сражающиеся являются не врагами, а партнёрами, общей целью которых является зрелищное воспроизведение батальной сцены, а исход боя предопределён заранее. Это позволяет включать в арсенал приёмов и движений спортсменов-артфехтовальщиков такие, которые в условиях спортивного поединка могли бы привести к травмам оппонента, либо были бы бессмысленны на дорожке (например, любые формы обезоруживаний).

Во-вторых, исходя из действующей терминологии спортивного фехтования очень сложно описать пространственное положения спортсмена относительно противника или группы противников, так как в этом виде спорта пространство боя ограничено дорожкой. Для обеспечения безопасности спортсмена в условиях соревновательного поединка, атаки имеют некоторую степень условности (особенно это касается сабельных ударов), а спортсмен не обременён необходимостью отыгрыша последствий попадания. Благодаря этому, в спортивном фехтовании возникло также такое явление, как сведение нескольких похожих приемов в один, который наибольшим образом отвечал запросам спортсмена. Это позволило значительно упростить классификацию базовых понятий, отказаться от сложных, но точных описательных конструкций, обойдясь во многих случаях простой нумерацией элементов одного класса, и сделать процесс тренировки и поединка более простым и понятным без потери его эффективности.

В артистическом фехтовании реальное физическое повреждение оппонента также не является основной задачей боя, однако, необходимость достоверно показывать и отыгрывать цель и результаты атак делает их более предметными, в них становится необходимым выделять больше значимых параметров. Возникает потребность в более точной классификации как способов атаки, так и защитных действий против неё, а простое разделение поражаемой поверхности на четыре зоны относительно оружия оказывается явно недостаточным. Применение подхода спортивного фехтования приведёт к необходимости запоминания спортсменом неоправданно раздутой терминологической базы (количество пронумерованных базовых понятий достигало бы нескольких десятков), требующей дополнительных пояснений, что многократно усложнит тренировочный процесс. А унификация ударов приведёт к однородности техники, что в постановочном бою схоже с тавтологией в литературном тексте.

В-третьих, огромный пласт терминов и понятий теряется ввиду использования в спортивном фехтовании небольшого, строго определенного количества видов оружия, в то время как артистическое фехтование оперирует огромным арсеналом холодного оружия выбранной эпохи. И, несмотря на относительную универсальность техники, использование определённого вида оружия накладывает отпечаток на терминологическую составляющую дисциплины артистического фехтования. Примером этому может служить техника владения полутораручным мечом, где при выполнении защиты от удара может использоваться как мечевой, так и палочный хват оружия, что исключается техникой спортивного фехтования.

Расширение технической базы артистического фехтования по сравнению со спортивным связано также с особенностями самого используемого оружия. Специфика, создаваемая различными видами оружия из-за их габаритов, веса, поражающих факторов, не даёт возможности полно описать технику владения ими с точки зрения терминологии спортивного фехтования, оперирующего довольно близким по представленным характеристикам арсеналом вооружения спортсмена. Указанная специфика, таким образом, влияет не только на сам состав представленных в технике элементов, но и на разнообразие техник владения оружием: рубящая, режущая, секущая, колющая техники, а так же борьба и рукопашные приёмы — всё это является равноправными составляющими арсенала артистического фехтования. Таким образом, несмотря на схожесть техник владения оружием со спортивным фехтованием, фехтование артистическое, несомненно, требует более универсального терминологического аппарата.

Практическая (боевая) целесообразность технических и тактических действий, способы и методы их достоверной демонстрации в арт-фехтовании.

В основе прикладного фехтования лежит утверждение, что в ситуации боя безопасность спортсмена зависит целиком от него самого, от тех действий, которые он совершает. В этом его задача — выполнить успешную атаку, оставшись непоражённым.

Для артистического же фехтования в красноярской школе используется максима, что за безопасность партнера отвечает ведущий атаку! Постулируется, что хорошо тренированный спортсмен-артфехтовальщик должен предвидеть все последствия своих действий, совершаемых на сцене. Этот аспект обязательно включается в тренировочный процесс.

Действие в артистическом фехтовании должно быть выполнено в форме, максимально приближенной к боевой, но при этом полностью контролироваться исполняющим, дабы не допустить травмы. Причем контроль не должен быть заметен зрителю. Эти требования сказываются на форме исполнения приема.

Безопасность спортсменов на сцене основана на трех составляющих — точность, контроль и понятность.

Точность. Каждая атака должна преследовать именно ту цель, которая прописана в постановке. Данное правило обязательно должно соблюдаться при воспроизведении постановки на сцене. Необходимо это учитывать, так как при исполнении спортсмен может оказаться в несколько иных условиях, нежели на репетиции (иная дистанция, другой партнер, проблемы с освещением, случайная ошибка партнера). Точность каждой атаки — залог успешной (безопасной) защиты, так как партнер действует согласно сюжету постановки, в котором прописана конкретная цель атаки и способ защиты от нее.

Формально, точность с точки зрения безопасности обозначает, что одна и та же атака всегда имеет одну и ту же цель. Имеется в виду цель с точки зрения совершения работы оружием.

Контроль. Под контролем понимается способность спортсмена погасить негативные, поражающие факторы приема без искажения визуальной достоверности исполнения, то есть таким образом, чтобы со стороны он воспринимался как выполненный в боевой форме. Это, например, способность остановить клинок в любой точке траектории в процессе выполнения удара в полную силу, либо вывести партнера в положение самостраховки на броске, а также прочие подобные технические тонкости. Конечно, это будет влиять на форму приемов, отдаляя их от исключительно боевых.

Специальная отработка способов обеспечения безопасности в каждой базовой технике является целью долгих тренировок.

Контроль складывается как из хорошего физического состояния спортсмена, так и из особенностей исполнения приемов, особенностей формы движений. Причем последнее играет ведущую роль, то есть каждое разучиваемое действие имеет такую специальную форму или такую особенность исполнения, которая позволит его проконтролировать в случае возникновения опасной ситуации.

В реальном бою не важно, как выполняется рубящий удар, с заломом запястья или без него, с согнутыми локтями или прямыми. Если в результате удар совершил необходимую работу, то способ его исполнения не принципиален. В постановке иначе. Например, нельзя допустить иных форм держания меча на рубящем ударе, кроме прямых рук перед грудью, ибо только так можно гарантированно остановить разогнанный меч с наименьшей остаточной траекторией в случае возникновения нештатной ситуации. Все остальные варианты требуют большой силовой подготовки и недоступны подавляющему большинству спортсменов.

Это требование, естественно, сокращает множество возможных вариаций одного и того же атакующего действия, а значит, не все имеющие боевую эффективность приемы будут исполняться в постановке.

Понятность. Партнер должен точно и достоверно читать действия атакующего — как, куда и с какой силой направлен удар, какой прием используется (цель приема). Исполнение таких элементов, как финт, должно дать возможность отыграть реакцию как на ложное действие, так и на истинное. Это основа актёрской игры и импровизации. Но актёрская игра имеет отношение к артистизму, а умение импровизировать друг с другом — одно из важнейших слагаемых безопасности.

В постановочном бою импровизация недопустима. Каждое действие имеет заранее заданную цель, заранее определенную реакцию, заранее известные последствия. Однако умение читать действия партнера и импровизировать в технике сильно облегчают положение при возникновении нештатных ситуаций как на репетициях, так и на сцене.

Итак, понятность — это исполнение действия таким образом, что его цель читается ясно, однозначно, не допуская непонимания. В этом плане понятность важна в первую очередь для партнера по постановке. Как следствие, она влияет и на зрительское восприятие.

С точки зрения понятности, как критерия безопасности, очень важно, чтобы одно и то же действие всегда выполнялось одинаково по своей форме.

Второе требование арт-фехтования, как спортивной дисциплины, которое было формализовано, и которое накладывает свою специфику на боевые фехтовальные приемы — это требование достоверности.

Достоверность формы. В реальном бою достоверность действия определяется результатом, то есть победой над противником. В отличие от реальной ситуации, в основе артистического фехтования лежит визуальная оценка происходящего. Действие достоверно, если зритель воспринимает его таким образом, что в реальной боевой ситуации оно принесло бы соответствующий результат. Соответственно, для увеличения выразительности действия практически все приемы необходимо делать в несколько преувеличенной к их реальной структуре форме для увеличения зрелищности. Это определяется тем, что поза (форма) при исполнении движения должна максимально подчеркивать основную цель этого движения. Если это рубящий удар, то позой подчеркивается направление приложения усилия, если это стойка, то подчеркивается направление внимания персонажа.

У каждого действия есть конкретная четкая цель. Постановочный бой призван, в первую очередь, продемонстрировать не техническую сторону фехтования, а достоверную имитацию боевой ситуации. Таким образом, форма действия должна соответствовать этой цели. В боевой постановке, имеющей заранее продуманные и отрепетированные боевые связки, недопустимо выполнение элементов, не имеющих конкретной цели, установленной задуманным сюжетом. У любого элемента (атаки или защиты) должна быть конкретная цель в виде материального объекта (часть тела противника, его оружие или другие предметы, находящиеся на сцене, выполнение элемента по отношению к которым является логически обоснованным с точки зрения сюжетной линии). В случае выполнения атаки необходимо продемонстрировать намерение нанести противнику реальное целенаправленное повреждение, выполненное таким образом, чтобы у зрителей сложилось ощущение, что это реальная боевая форма атаки. Как следствие, объект или его часть, на которые направлена атака, должны восприниматься зрителем как поражаемая цель еще в момент исполнения элемента, от начала до завершения его демонстрации. В этом заключается достоверность формы. Это является одним из главных отличий артистического фехтования от боевого.

Формально, принцип достоверности формы можно сформулировать таким образом: визуальное восприятие самого действия должно соответствовать демонстрируемому результату этого действия. Если перед спортсменом стоит цель показать конкретный результат, то он, в соответствии со всем вышесказанным, должен найти и показывать именно то действие, которое бы вызывало этот результат при боевом исполнении.

Достоверность последствий приема. Исполняющий атаку актер должен ясно представлять, что происходило бы с ним в ситуации реального боя в случае выполнения конкретного действия. При этом необходимо учитывать все варианты, такие как: промах, попадание, адекватная защита со стороны оппонента, неадекватная защита со стороны оппонента и тому подобное. Для этого необходимо проанализировать все возможные ситуации, и именно они должны стать темой отработки на тренировках. Если в боевой форме при промахе оружие в силу инерции проходит расстояние значительно большее, чем при попадании, то и при демонстрации его надо выполнять с проносом. Если в боевой ситуации этот прием приводил к неудобному положению атаковавшего при удачной защите его соперника, значит, спортсмен должен уметь действовать из неудобных положений и отыгрывать их.

Следовательно, если в реальной ситуации поставленная защита не спасла бы от исполняемой атаки, то и в постановке боя она не должна спасать. Визуально, последствия защиты должны восприниматься адекватно визуальной же оценке опасности атаки. Нельзя на мощный рубящий удар с вложением показывать легкую отмашку одной рукой и делать вид, что защита эффективна. Нельзя подставить тонкую палку под двуручный меч без последствий для палки. И наоборот, неоправданно выглядела бы структурно мощная защита от легкой кистевой отмашки. Однако стоит заметить, что в определенных обстоятельствах подобные действия совершать можно, но для этого должны быть очень веские оправдания с точки зрения драматургии сюжета.

Формально, принцип достоверности последствий звучит следующим образом: демонстрируемые последствия атаки должны соответствовать ее визуальному восприятию и исполняться атакующим и атакованным согласованно. Это подразумевает под собой несколько принципиальных моментов.

Во-первых, атакованному необходимо показать именно тот результат атаки, который получился бы в реальном бою.

Во-вторых, атака для атакующего не заканчивается в момент соударения клинков (или контакта клинка и тела), а продолжается вплоть до исчерпания энергии атаки.

В-третьих, между атакой и отыгрышем ее последствий не должно быть паузы, Эти действия должны гармонично переходить одно в другое.

Как видно из вышесказанного, оба принципа — и достоверность формы, и достоверность последствий — взаимозависимы и дополняют друг друга. В реальности между ними не должно быть границы, ибо не может быть достоверной форма, но недостоверной ее последствия. Разделение здесь играет именно методическую роль и предназначено для того, чтобы лучше понимать ошибки постановки, так как именно несоответствие одного действия другому оказывается грубейшим нарушением.

В красноярской школе пристальное внимание уделяется изучению механических принципов, заложенных в боевых приёмах, обязательному пониманию того, как каждый из них должен работать в реальном бою — на какой скорости, с какой амплитудой, в каком положении корпуса, когда целесообразен, когда нет. Равно, уделяется значительное внимание пониманию разницы в исполнении приёма в боевой и «сценической» форме, и того, чем эта разница обусловлена.

В красноярской школе умение останавливать оружие, держать равновесие в статических стойках и прочие подобные навыки — одни из краеугольных из-за необходимости обеспечения безопасности исполнителей, о чём говорилось выше.

По сути, навык управления инерцией оружия в артистическом фехтовании намного более сложен, чем это необходимо для реального боя, а, следовательно, к подготовке спортсмена-артфехтовальщика должны предъявляться более строгие требования, чем, например, к спортсмену в историческом фехтовании.

Обоснование целесообразности разработки и использования предлагаемого материала в практике арт-фехтования.

Применение наработанного материала спортсменами студии показало возможность осуществления на базе красноярских разработок подготовки выступающих с гарантированным уровнем тренированности и одинаковыми двигательными навыками.

Благодаря проработанной систематике и классификации, а также наличию объективных критериев оценки качества исполнения отдельных техник и технических комплексов, имеется возможность распространять наш опыт и методику подготовки на другие коллективы без постоянного присутствия квалифицированного тренера студии.

Наша система хорошо структурирована, методически обоснована, проста и понятна даже для неспециалиста в области физкультуры и спорта. Этот подход может быть проанализирован другими коллективами и с необходимой адаптацией применён к культивируемым в них аутентичным формам работы.

Основное достоинство нашей системы – гарантированная одинаковая подготовка спортсменов и возможность обеспечить высокий уровень качества исполнения.

Для применения системы нет необходимости в дорогостоящем тренировочном оборудовании и специализированных залах. Достаточно минимального набора снаряжения (тренировочные мечи) и стандартных условий для занятий (любой достаточно просторный зал с высоким потолком) для обеспечения возможности соревновательной подготовки.

Соответствие целям, задачам, принципам и действующим правилам арт-фехтования.

Как нам видится, на данный момент наша система позволяет:

  1. Увеличивать атлетическую и визуальную составляющую выступлений;
  2. Проводить анализ и разбор техник аутентичных европейских школ фехтования, включать их элементы в собственные выступления на основе единой классификации и систематики;
  3. Позволяет заимствовать различные элементы из современных боевых и спортивных единоборств (и даже из иных направлений, например, танцев) без нарушения системной целостности школы;
  4. Предоставляет инструмент анализа современных выступлений (технический аспект);
  5. Позволяет проявиться аутентичным школам фехтования различных коллективов, не требуя переподготовки по общим шаблонам;
  6. Даёт возможность объяснять происходящее на сцене простым языком.

Всё это соответствует цели развития, распространения и популяризации артистического фехтования, стоящей перед Федерацией.

Одна мысль про “Краткий обзор школы артистического фехтования студии «Грифон».”

Обсуждение закрыто.

Артистическое фехтование. Теория и практика